Суббота, 10.12.2016, 20:24
Приветствую Вас Гость

ТРУДОВИКИ    УРОКИ ТЕХНОЛОГИИ В ШКОЛЕ, УРОКИ ТРУДА


Категории раздела
Моя Проза [28]
Рассказы,стихи
АКЦИЯ!!!
Приветствие
Технический Труд
РЕКЛАМА
ПОДЕЛИСЬ!
НОВЫЙ АЛЬБОМ
Поиск
Моя СТРАНА

Каталог файлов

Главная » Файлы » Творчество » Моя Проза

ВЗАПЕРТИ
15.01.2012, 23:42
ВЗАПЕРТИ
Рассказ.
Э.Ю. Гордеев
2004

Когда мы желаем отделаться от какого-то человека,
 нам надобно лишь унизить
 себя перед ним — это тотчас же заденет его тщеславие,
 и он уберётся восвояси…

Гарви Хэдман был алкоголиком…
И это было не просто словом, которым обычно называют жёны своих мужей, приходящих пьяными по ночам. Это даже не было и диагнозом, поставленным профессиональным наркологом.
Сам Гарви знал это, и он сам подписал себе этот приговор. Ведь алкоголикам порой никогда не признаться в своей страшной болезни. Им довольно сложно сделать подобное. Ведь их устраивает такая жизнь — жизнь под воздействием алкоголя, открывающая, как им кажется, новые, непознанные горизонты. Но со временем эта жизнь становится невыносимой. И порой даже страшной. И нет ей конца и края…. А впереди только гибель, медленная и неотвратимая....
 Зависимость приходит очень быстро, а ещё быстрее прогрессирует и пожирает личность, захватывая сознание и действительность пьющего человека. Так случилось и с Гарви…
Первый свой стакан вина Гарви выпил, когда ему было десять лет. Это случилось с приятелями по двору, нашедшими в кустах городского парка несколько бутылок вина.  Они забрались в заброшенное здание и принялись распивать противную на вкус, дурманящую жидкость. Это закончилось тем, что двум из них пришлось промывать желудки в городской больнице. А Гарви сбежал, боясь гнева своего отца. Он уснул тогда прямо на скамейке в дальнем углу парка и проспал до самого утра. А когда проснулся, то принялся блевать во все стороны — желудок так и не смог впитать в себя гремучую, опасную для его возраста жидкость в таком количестве.
Тогда, в то осеннее утро, Гарви было очень плохо, и он поклялся, что больше никогда не станет пить подобную гадость, от которой рвёт и выворачивает наизнанку все внутренности…
Но время не стояло на месте. Парень рос и познавал жизнь. Его отец, старый Хэдман, постоянно пил. Гарви даже и не помнил такого дня, когда бы его отец ни был «навеселе». Поначалу это угнетало его, но потом он стал помогать отцу в этом, в смысле пить за компанию. Они стали делать это вместе. Мать долго боролась с ними, а потом, найдя себе какого-то мужчину, уехала с ним за границу, оставив их одних на погибель.
Старший Хэдман положительно отнёсся к увлечению сына спиртным. Он всегда говорил ему: «Если ты настоящий мужик, то алкоголь усиливает это чувство. Он даёт тебе право выбирать между хорошим и плохим, между дерьмом и мёдом. Это целый мир, в котором всё намного интересней обыденной срани, в которой мы живём! Алкоголь, сынок, — сильнейшая хреновина, которая затягивает! Ты понимаешь меня, сынок? Приятно затягивает…. Так что мой тебе совет, не ищи ты счастья в наркотиках и всякой прочей дури, ищи счастье в вине…».
 Сын кивал головой в ответ, ничего не понимая от выпитого, и они снова наливали очередную порцию…
Спустя два года отец Гарви умер….
Тогда-то Гарви и узнал, что причиной смерти старика было не что иное, как цирроз печени. Это обстоятельство очень взволновало молодого человека. Он прекратил пить и устроился на работу. Он даже хотел завести семью, но снова не сдержался и, работая на свалке грузчиком, стал всё чаще и чаще прикладываться к стакану. Конечно же, любимая девушка его бросила, и это обстоятельство ещё больше повлияло на Гарви, убивая его наповал.  Он пил, пока хватало денег. Потом он занимал деньги, потом работал, где попало и кем попало и, заработав немного, снова пил…
 Вскоре ему перестали верить, перестали давать в долг, перестали принимать его на работу. Гарви отчаивался всё больше и больше, тая в себе мысли  стать на путь воровства, или попрошайничества. А иногда, его посещали мысли о суициде, всё чаще и чаще, всё чётче и чётче. Он ненавидел своего отца и его учение. Он ненавидел весь мир. Парень прекрасно понимал, что его жизнь зашла в тупик, и он не видел абсолютно никакого выхода. Конечно, можно было бы попробовать лечиться, но это же стоило денег, которых у молодого человека давно уже не было…
И не нужно думать, что алкоголикам  жить  легко и просто. Тот, кто никогда не был в их шкуре, тот никогда не поймёт, как ужасна и жалка у них жизнь, если это состояние вообще можно назвать жизнью; как постоянно хочется выть и «лезть» на стену от безысходности и безумия…, по утрам…
Да, Гарви Хэдман был алкоголиком. Он пил один, пил много, и пил всякую спиртосодержащую гадость. Парень медленно умирал. И он закончил бы свой небольшой жизненный путь в точности так, как и его отец, если бы не одно удивительное обстоятельство, изменившее его жизнь  после очередной попойки…
Проснувшись утром, как всегда в глубоком похмелье, Гарви пошёл на кухню, чтобы осушить чайник с водой. Жадно лакая прямо из носика, он вдруг обратил внимание на грязный стол, на котором лежал белоснежный лист бумаги. Гарви очень удивился, и было чему, ведь он уже несколько лет  не держал в руке авторучку, разве что тогда, когда нужно было поставить галочку в ведомости для зарплаты. А это было уже очень давно…
Гарви осторожно взял лежащий листок и увидел, что он исписан аккуратным почерком, но  самое интересное было то, что почерк был именно его, Гарви!
Изумлению парня не было границ. Он сел за стол и, прижав к коленям свои трясущиеся руки, принялся за чтение. И чем дальше он читал, тем всё сильнее и сильнее его охватывал страх:

«Дорогой мой Гарви! Ты, конечно, очень удивишься этому посланию, но пришло время нам встретиться с тобой. Ты, конечно же, спросишь, кто я? И я отвечу тебе, что я — это ты, и не более. Я давно пытался поговорить с тобой, но всё как-то не приходилось, просто время ещё не подошло. А сейчас настал момент, когда я превратился, хотя и не полностью, но в реального человека, способного жить самостоятельной жизнью. Раньше мне очень редко удавалось выходить из глубин твоего сознания. Но теперь я отыскал лазейку и имею полное право на существование вне тебя.
Зачем тебе твоя жизнь? Дай мне дорогу… Я проживу её не так как ты. Пожалуйста…
Если тебе нужно выпить, то я скажу тебе, где взять деньги. Сейчас читай очень внимательно:
Утром иди на шоссе 27. Там по правой стороне находится клуб «АЗУР». У него будут припаркованы несколько машин. Тебе нужен белый «Мерседес». У его правого переднего колеса ты найдёшь портмоне, в котором будут лежать деньги. Их будет достаточно, чтобы напиваться в течение двух недель…
Пей, пожалуйста, больше и…, дай мне дорогу!
Я не прощаюсь с тобой.
Твой маленький внутренний Гарви…».

— Что за чёрт! — Гарви вскочил и принялся рвать в клочки  листок бумаги. — Это же мой почерк, твою мать, мой! Неужели я, упившись вчера, сел и написал всю эту хрень?! У меня ведь и бумаги то в доме нет!
Гарви обмыл лицо холодной водой из-под крана и, глянув в мутное зеркало, плюнул в него.
— Ладно, допустим, что все это, написал я. Только допустим.  Но, откуда я мог, или могу знать о кошельке возле «Мерседеса?». — Гарви кое-как завязал грязные рваные ботинки и выскочил на улицу. Больше всего на свете ему хотелось выпить. Выпить чего угодно, но только бы убрать это столбняковое состояние, раздиравшее голову на куски.
Гарви точно знал, где находиться шоссе под номером 27, хотя сам никогда по нему не ездил и никогда не был в клубе «АЗУР». Таких как он совсем не «жаловали» в солидных заведениях. Его порой  выгоняли даже из простых занюханных пивнушек, чтобы не навлечь на себя полицию. Поэтому Гарви пил один, сидя дома на сломанном диване, глядя в мигающий экран чудом ещё не пропитого чёрно-белого телевизора. У него не было друзей, вернее были, но только спившееся, вонючие «дружки», норовившие выпить на халяву,  или затеять спор, как правило, заканчивавшийся мордобоем.
Гарви понял, что лучше делать «это» одному, наедине с самим собой и своими мыслями.
На стоянке возле клуба на самом деле стояло несколько автомобилей и, среди них был  белый «Мерседес»!
Парень даже растерялся. Он остановился как вкопанный, не сводя глаз с дорогого  немецкого авто.
— Деньги у колеса,— прошептал дрожащими губами Гарви. — И если они там окажутся, то значит, я совершенно уже выжил из ума…
Парень осторожно, глянув по сторонам, приблизился к солидной немецкой машине и, увидев то, чего больше всего не хотел видеть, нагнулся.  Перед его носом, прямо на асфальте, спокойно покоился бледно-коричневый кошелёк из крокодильей кожи. Гарви выдохнул и, схватив ценную находку, бросился бежать. А когда остановился, пробежав приличное расстояние, и открыл её, то чуть было не потерял сознание: в плотном, хорошо пахнущем портмоне было четыреста долларов, плюс мелочь!
— Так, спокойно! Анализировать будем потом. Сейчас нужно выпить и чего-нибудь «куснуть».
Гарви бросился в ближайший магазин и уже через несколько минут вышел со счастливой улыбкой на лице и большим бумажным пакетом, прижатым к груди.
На сегодняшний день он был счастлив, и счастлив по-своему…

…В наивысшем наслаждении Гарви откинулся на скрипучий диван и закурил. Впервые, за прошедшую неделю, он поел по-человечески, если можно выразиться таким образом. Это было несколько чуть тёплых хот догов, кусок копчёной курицы, да кусок ветчины. И всё это было запито большим количеством водки. Это был для него настоящий пир! Такого парень не припоминал уже давно.
Гарви наслаждался своим состоянием. У него совершенно прошла алкогольная «ломка» и полностью прояснилось сознание. Теперь, как казалось ему, он мог здраво соображать. Его страдающая психика нормализовалось.
— Что ж, можно и поразмышлять немного. — Парень снова налил себе пол стакана и, залпом осушив его, доел последний кусок ветчины. — Значит, записку на белом листе я написал сам…, самому же себе. Вопрос: как и когда? — Гарви любил разговаривать вслух — это придавало ему сил и уверенности в том, что он не один.
— Вчера я очень много «принял». И у меня случилась полная «отключка». А отключка — это значит ходячий труп. До «отключки» я ничего подобного не делал. Значит, это случилось после того, как я отключился. Очень интересно, ну просто очень! — Гарви медленно, чуть шатаясь, поднялся с дивана  и принялся ходить по комнате, продолжая свою  мысль. — Я где-то взял листок бумаги и ручку. Где? Ладно, пусть это будет не столь важным. Но вот про «Мерседес»! Откуда взялась у меня в голове подобная информация? Как, как я мог знать подобное?! И вообще, как может кто-нибудь предугадать то, что должно или может  случиться завтра? Ведь кто-то же выронил бумажник, и выронил его сегодня утром! Как я мог написать об этом вчера? — Парень схватился за голову. — Нет, мне никогда этого не понять. — Он снова налил и выпил, чувствуя, как всё сильней и сильней пьянеет. — Глупая шутка, не более, или совпадение. Такого я просто сделать не мог. Но…. Кто же тогда? Почерк то мой, здесь не поспоришь!
Ещё немножко поразмышляв и придумав себе кучу различных вопросов, Гарви так и не придя ни к какому выводу, плюнул на это дело и допил остатки водки, после чего лёг на диван и отключился…,  со стаканом в руке…

…Утро снова было ужасным. Гарви нехотя открыл глаза и по старой своей привычке отправился на кухню, чтобы утолить неимоверную жажду.
— Почему  мне с каждым разом всё так хреновей и хреновей? — спрашивал он сам себя. — Раньше, поутру, мне было гораздо лучше.
Парень опустошил половину чайника прямо из носика и осторожно, словно боясь промазать, сел на шаткий табурет возле стола.
Такого запоя у него ещё никогда не было. Он обвёл мутными глазами комнату и вдруг вспомнил, что в шкафчике у плиты спрятана бутылка водки, спрятана именно для такого мрачного утра.
Гарви улыбнулся, когда обнаружил заветную жидкость именно там, где и предполагал. Он быстренько наполнил себе стакан и, не дыша, проглотил сладковатое на вкус содержимое. Прохладная жидкость приятно обожгла пищевод и направилась дальше в желудок, принося неимоверное наслаждение.
Гарви улыбнулся и, сладко потянувшись, вдруг снова заметил на столе лежащий листок белой, как мел, бумаги.
— О, я опять извращался! — Парень достал смятую сигарету и прикурил. — Снова та же дурь поутру. Неужели я в «отключке» начал занимаюсь подобным? Ведь раньше я просто спал, и никаких приключений со мной не бывало. Хотя…откуда я могу это знать?  Ведь утром я совершенно ничего никогда не помню! Да…, дела…
Парень снова налил себе и, залпом осушив стакан, взял в руки очередное «послание».  «С каких это интересно пор у меня подобная потребность, какой-то безудержный писательский интерес?». — Гарви затушил тлеющую сигарету и принялся читать, видя, что читает именно то, что писал сам.

«Дорогой мой Гарви! Я снова пишу тебе это послание, потому что настало время, о котором я очень долго мечтал. Твоё сознание спало двое суток, дав мне возможность выйти и насладиться настоящей человеческой жизнью! Спасибо тебе за это. Ты просто не представляешь себе, как это трудно находиться многие годы где-то в глубинах твоего мозга и не иметь возможности  как-то проявить себя. Мы — я и твоё сознание, рождены для того, чтобы сделать твою жизнь прекрасной во всех её проявлениях. Но, с некоторых пор, твоё сознание стало умирать. Вот тогда-то я  испугался по-настоящему! У меня появился выход из «бездны» наружу, и я не упустил этой возможности. Целых двое суток я  жил без тебя! И уже смог преуспеть. Я даже познакомился с девушкой и успел заработать кое-какие деньги. Если они тебя интересуют, то загляни туда, где была спрятана твоя очередная бутылка. Этих денег тебе хватит надолго.
И ещё, у меня есть к тебе одна небольшая просьба. Пообещай мне, что выполнишь её для меня. Обещаешь?
Так вот, сегодня, ровно в 22 часа, я должен буду отправиться на свидание! Обещай мне, что именно до этого времени ты дашь мне «дорогу» в твой прекрасный мир!
И, пожалуйста, не помни мой костюм, который сейчас на тебе!
Гарви, прошу тебя — напейся к этому времени! Сильно напейся! Денег не жалей! Я дам тебе ещё!
С уважением и мольбой я — твой Гарви…».

Гарви с ужасом посмотрел на себя и понял, что на этот раз он влип по- настоящему. На нем, как и было сказано в письме, был надет дорогой чёрного цвета костюм! Он сплюнул на пол и покачал головой.
— Как я мог не заметить этого?! — Гарви вскочил. — Ишь ты, чего захотел! Ему надо встретиться с девушкой! А кому ему? Ведь это же я?!  Это всё  делаю я, находясь в полном отрубе, в состоянии «живого» трупа! Как я могу в этом состоянии найти себе девушку, заработать деньги и купить себе дорогой костюм? Как…
Гарви не находил себе места. Его утреннее похмелье, ещё несколько минут назад угнетавшее его, исчезло. Он ничего не понимал, хотя парнем слыл совсем не глупым. Гарви знал, что у каждого человека есть так называемое подсознание, этакий глубинный мозг, контролирующий многое в человеке, например инстинкты.  «Но подсознание никак не может заменить сознание человека! Без сознания человек просто мёртв, но даже если и не мёртв, то это уже и не человек, а скорее животное или…, растение! А здесь: девушка,  свидание в 10 вечера, новенький костюм и…, деньги». — Гарви бросился к противоположной стене кухни и быстрым движением открыл шкафчик возле плиты.
— Этого то, я и боялся! — шёпотом сказал парень,  вытащив с верхней полки пачку сотенных купюр. — Этого не должно было случиться, никак! Однако, случилось.  Неужели я становлюсь безумцем? И со мной всё это происходит?! Но…, как? Как такое возможно?
И, совершенно не думая,  вновь потянулся к стоящей на столе бутылке, но почему-то замер и опустился прямо на грязный кухонный пол.
— Стоп! — Гарви странно посмотрел на новенькие хрустящие банкноты. — «Я» должен встретиться со «своей» девушкой сегодня вечером. Гарви номер «два» ждёт, пока я  напьюсь в «стельку»! Именно это ему и нужно! А мне какой от этого прок? Ведь с девушкой будет именно «он» а не Я! «Он», сволочь, специально подбрасывает мне деньги, чтобы напоить меня и «выйти наружу»,  минуя МЕНЯ! — Гарви злобно улыбнулся. — Не угадал, ты парень! Сегодня моё сознание будет в полном порядке и с «твоей» девушкой встречусь именно Я! А ты, выскочка из подсознания смотри, как хозяин действует! В этом можешь быть уверен на все сто!
Обрадовавшись такому решению, парень схватил бутылку со стола и резким движением,  перевернул её над раковиной — изумительно-кристальная жидкость потекла в канализацию.
— Я устрою вам свидание, мать вашу! — Гарви громко рассмеялся. — Сейчас я приберусь в этом коровнике, и тогда посмотрим, чья возьмёт, тогда увидим, что за девушку можно было снять, пребывая в полном без сознании, посмотрим! Я сегодня не сделаю больше ни глотка! Ни одного…
Гарви принялся наводить в комнате порядок, чувствуя возрастающую боль в голове и огромную потребность выпить. Но он решил держаться до конца, собрав всю свою волю, все силы своего ослабленного организма. А ещё он чувствовал, как его голова наполняется невыносимыми мыслями, идущими из глубины мозга. Они кричали, они просто нагло требовали, что бы он напился!
Гарви, стиснув зубы и проклиная всё на свете, продолжал уборку…

* * *

К половине десятого вечера комната приняла приличный вид. И признаться, это стоило огромных усилий и бешеной воли от ослабшего больного Гарви.
 Уставший и измученный, он кое-как добрёл до дивана и задумался:
— Конечно, имея такие деньги, я поведу её в ресторан. Нафига мне приводить подругу в эту берлогу? Ведь наверняка моё второе «я» не настолько глупо, чтобы поступить подобным образом. — Гарви сглотнул слюну, чтобы немного смочить высохшее горло. — Вопрос остаётся только один: где «он», то есть я, назначил ей свидание? — Парень посмотрел на часы. Было почти десять вечера. Он начинал нервничать, и было от чего.
Желание выпить было просто невыносимым. Гарви так и тянуло плюнуть на всё это и сбегать за бутылкой. Но он решил держаться до конца, он решил испытать свою никчёмную судьбу, пусть даже последний раз в жизни…
…Звонок в дверь вывел Гарви из временного оцепенения. Сначала он решил, что ему показалось. Но в дверь на самом деле кто-то звонил. А это случалось очень редко, за исключением хозяйки, сдававшей комнату. Она приходила стабильно, в последний день месяца, требуя оплату и грозясь выселить его за долги.
Гарви вскочил и, поправив «свой» приличный костюм, торопливо направился к двери, чувствуя себя полным идиотом.
 На пороге стояла ослепительная блондинка в ярко-красном платье-декольте с кожаной сумочкой в руке. Она застенчиво улыбнулась, обнажив белоснежные зубы, и сказала:
— Привет, Гарви! Кажется, я правильно нашла к тебе дорогу. Ты живёшь в такой дыре?
Гарви онемел. Но, через несколько секунд, он всё-таки смог произнести:
— Это временно. А вы, то есть ты, уверенно сориентировалась в нашем никудышном квартале. Что мы стоим на пороге? — Гарви был на пределе.
— Спасибо. Но…, мы ведь хотели куда-нибудь пойти. — Она снова изумительно улыбнулась.
— Конечно! — Гарви входил в роль. — Мы…, я же говорил, что нужно пойти…
— В «Гиперборею». — Девушка слегка смутилась.
— Ну, конечно, я же говорил тебе, что там будет всё прекрасно! Да. Именно в «Гиперборею», очень хорошее местечко. — Гарви улыбнулся и, затворив за собою входную дверь, вышел на лестничную площадку.
— Ты не покажешь мне как живёшь?
— В следующий раз. У меня немного не прибрано. Очень не хочется, что бы ты разочаровалась во мне.
— Гарви, — девушка посторонилась, — ты обещал мне…
— Милая! — «Что же «я» ей обещал?». — Что такое? — Парень улыбнулся и, сунув руку в карман дорогих брюк, ощутил хрустящую прелесть американских долларов.
— Ты обещал мне, что…, у тебя, то есть, что ты…, закажешь машину. Мы ведь не пешком пойдём! Я ведь на высоких каблуках! У тебя ведь нет своей машины?
— Конечно, есть, но сейчас она  в автосервисе, временно.
Гарви лукаво улыбнулся:
— А машина уже у подъезда, милая! — Парень хотел сплюнуть на пол, но, вовремя спохватившись, продолжил: — Я же говорил тебе, что…
—… что ты всё предусмотрел. — Продолжила, спускаясь по лестнице, блондинка.
— Ну…, да, именно. — Гарви проклинал всё на свете. — Конечно, я ведь говорил тебе, что…, мне очень хорошо с тобой! Ты — самая привлекательная и самая симпотная девушка! — «Как же её зовут?» — Гарви не знал что предпринять. —  «А если машины не будет?».
— «Гиперборея» — это прекрасная французская кухня. Ты говорил мне, что знаешь и закажешь для меня изысканные блюда!
— Конечно…, — «Чёртова кукла!». — Конечно, всё будет так, как я тебе обещал, моя дорогая! — «Только бы была на месте эта долбаная машина!».
— Французская кухня — это просто фантастика. — Девушка прижалась  к  Гарви. — Ты просто прелесть! Мне так спокойно с тобой.
«Знала бы ты, дура, какая я прелесть. Бежала бы сейчас от меня со всех ног, забыв про свою французскую кухню».
— Лягушачьи лапки, запечённые в тесте! Как тебе это? Изысканные вина, шампанское.… Впрочем, всё что угодно, всё, что ты пожелаешь.
— Гарви, ты просто золото. — Девушка выбежала во двор. — А вот и такси!
Удивлению парня не было границ — прямо у подъезда, стояла ярко-жёлтая машина с водителем! — «Вот это «Я»! Всё предусмотрел, сволочь! И самое интересное так это то, что я совершенно ничего этого не помню! Жуть».
Гарви открыл дверцу перед девушкой, и сказал:
— Садитесь, мадам, карета подана, лошади сыты.
— Ты очень любезен. — Девушка села на заднее сиденье.
Гарви устроился рядом с водителем.
— Командир, поехали.
— Куда? — Белобрысый тучный водитель равнодушно посмотрел на Гарви, — и какие лошади?
— Ресторан «Гиперборея», — не глядя на водителя, ответил Гарви.
— Знаю, — хмурый водитель запустил мотор. — Вас с ветерком?
Гарви обернулся и посмотрел на подругу.
— Он спрашивает..., милочка, как нас прокатить.
— Как можно быстрее. — Девушка открыла  сумочку и достала зеркальце.
— Быстро и с ветерком!— Гарви расслабился, думая о том, как можно узнать её имя. В голове стало твориться что-то невероятное. Мысли шквальной волной заполняли его ослабшее сознание. — «Тебе пора напиться! — кричала первая. — Это же будет просто прекрасно!».  «Дай мне место, тебе ведь всё равно не справиться!»— настаивала вторая.
Гарви закрыл глаза и попробовал сосредоточиться. Ему предстояло сыграть роль, «свою» роль, о которой он узнал из писем самому же себе, но очень сложную и ответственную роль…, решающую…
— Приехали. — Тучный таксист резко затормозил. — С вас по счётчику.
Гарви вздрогнул и, открыв глаза, сказал:
— Нет проблем, командир. — И достал из кармана банкноту. — Бери. Здесь пять счётчиков.
Таксист с улыбкой принял деньги, и прошептал:
— Вот все бы так.
— Гарви! — Девушка подала голос. — Скоро ты выпустишь меня отсюда?
«Ну и зануду нашёл «я» себе». — Он выскочил на тротуар и открыл заднюю дверку.
— Ты настоящий джентльмен!— Девушка поцеловала его в щёку.
«Особенно, когда блюю по утрам в умывальник», — подумал парень и, взяв подругу под руку, направился в ресторан…

Гарви чувствовал себя неловко. Вокруг было много богатых людей, которые наслаждались жизнью в полной мере, не думая о деньгах. Пышные, холёные дамы, томные взгляды, пробуждали у Гарви ненависть. Он никогда не был в подобном заведении и поэтому, когда к ним подошёл официант, совершенно сконфузился.
— Что будем заказывать? — мужчина в золотистом костюме принялся записывать в тонкий кожаный блокнот.
Гарви посмотрел на свою подружку и сказал:
— Все козыри в этой игре я передаю даме.
— Спасибо, Гарви. Стефани это сделает. Вот только я совершенно не знаю твоих вкусов. — Девушка взглянула на парня и улыбнулась.
— Я совершенно не привередлив, Стефани. — Гарви обрадовался: девушка сама назвала своё имя, решив огромную для него проблему. — Я буду, то, что ты выберешь. Но в следующий раз, когда мы придём сюда, заказывать буду я. Ты согласна?
— Знаешь, а это даже интересно! — Девушка принялась говорить с официантом. Но Гарви её уже не слушал. Он вёл войну со своим подсознанием, которое всё сильней и сильней старалось навязать ему свои невыносимые мысли.
«Ты должен напиться! Вот увидишь, как станет легко. Оставь в покое эту особь и иди к бару.  Тебе нальют «живой воды» столько, сколько ты захочешь и сколько ты сможешь выпить! И это реально».
— Ну вот, скоро принесут — я всё заказала. Будет просто изумительно! — Стефани пригубила стакан с минеральной водой. — Гарви, я выйду на минутку в дамскую комнату. Ты не будешь скучать?
— Немножко…, — Парень улыбнулся. — А я пока подойду к бару, у меня почти закончились сигареты.
Стефани ушла. А Гарви, подойдя к стойке бара, вдруг решил, что именно сейчас он закажет себе стакан водки. «Стакан водки не навредит, — подумал он. — А заказанного Стефани вина будет очень мало, да и вино это вином то не назовёшь».
Купив сигарет и залпом выпив стакан водки, на глазах удивлённого бармена, Гарви с довольным видом сел за столик. Он с удовольствием чувствовал, как разливается по крови блаженный огонь, заполняя каждую клеточку жаждущего организма, гася плохое настроение и принося радость и умиление. Но вот одна мысль всё же никак не давала парню покоя:  «Я уже не смогу остановиться!»…
…Они беседовали ни о чём. Стефани заливалась как соловей, рассказывая о своей дурацкой жизни ничего не понимавшему, совершенно обалдевшему от выпитой водки и этой странной встречи Гарви. А он, в свою очередь, страстно делал вид, что ему безумно интересно всё  слышать ею рассказанное. А ещё,  больше всего на свете ему хотелось подойти к стойке бара и заказать себе снова стакан холодного, дурманящего сознание напитка и послать эту дуру ко всем чертям…
— Ну, Гарви! Ты ведь меня совершенно не слушаешь! — Девушка капризно нахмурилась. — О чём ты сейчас думаешь? Ты всё время о чум-то думаешь?
— Только о тебе, дорогая! — Гарви резко пришёл в себя и, подняв бутылку с шампанским, налил ей и себе. — Давай поднимем этот бокал за тебя! Пусть у тебя в жизни всё всегда получается и…, великолепие твоё множится, неограниченно и безмятежно!
— А второй бокал мы выпьем за тебя! — Стефани улыбнулась. — Ты сегодня просто скучный какой-то. Вчера ты был совершенно  другим, веселее был.
«Знала бы ты, сучка,  что со мной было вчера! И с кем ты была на самом деле!» — Гарви поднял бокал. — Ну, давай, Стефани…
Он выпил свой бокал с дорогим шампанским до дна и принялся закусывать тем, что заказала подруга. Но, взяв в рот первых несколько попавшихся кусочков чего-то склизкого, Гарви чуть сдержал позывы к рвоте. То, что попало ему в рот, напоминало гусеницу, лопнувшую у него на зубах и наполнившую рот сладко-солёной, приторной жидкостью!
— Ну и как тебе это? — Девушка снова отхлебнула из полупустого бокала.
— Вполне съедобно. — Гарви улыбнулся через силу. — Но, скажем прямо, я не привык к таким лакомствам, мне бы лучше лягушку в тесте, или что-нибудь попроще.
— Я заказала, не волнуйся. — Девушка снова пригубила шампанское. — Скоро должны подать.  А вот скажи мне, Гарви, откуда у тебя деньги?
Парень посмотрел в сторону бара и ответил:
— Работаю… Бизнес у меня.
— Ты не многословен со мной. Я не спросила тебя вчера, думая, что ты сам мне расскажешь. Но, ты сказал, что сегодня. — Стефани взглядом указала на бутылку с вином.
— А что говорить. — Гарви разлил вино по бокалам. — Это… слишком опасно знать, опасно...
— Ты  бандит?! — девушка сделала удивлённое  лицо.
— А кто сейчас не бандит? — Гарви тихо рассмеялся и снова посмотрел в сторону бара. — «Мне нужно что-то придумать, чтобы заказать бутылку для себя».
— Но ты говорил мне совсем о другом!
— И о чём же, позволь спросить?
— Что бизнес у тебя легальный и очень доходный
— Я шутил. — Гарви подал знак официанту, который сразу подошел к ним. — Я хотел бы кое-что заказать.
Стефани, удивлённо посмотрев на Гарви:
— Тебе не нравится то, что я выбрала?
— Стефани! Ты меня не правильно поняла. Я хочу кое-чем тебя угостить, но для этого нужна водка, сто граммов водки.
— Что вам угодно? — напыщенный официант обратился к Гарви.
— Отойдём на минутку к бару. — Гарви встал. — Милая, я вернусь очень скоро, послушай пока музыку.  А когда я вернусь, нам с тобой подадут что-то...
— А лягушачьи лапки?
— Я сегодня голоден, очень голоден! Я готов съесть бассейн лягушек! — Гарви протянул свою руку и нежно погладил девушку по горячей щеке. — Не скучай, я постараюсь не задерживаться…

Официант вопросительно посмотрел на Гарви и, выдержав секундную паузу, спросил:
— Вы желаете что-то особенное?
— Да, именно! — Гарви улыбнулся. — Мне нужна бутылка водки и двести граммов в графине... И ещё что-нибудь к водке.
— Что именно?
— Вам виднее. Лишь бы это было оригинально, и этим можно было закусывать водку. Да, и ещё. Вы ведь помните, что заказала моя девушка?
— Конечно.
— Так вот, вы принесёте что-то совсем необычное. Вам это понятно?
— Вполне.
— А это вам за услугу. — Гарви протянул ничего не понимающему удивлённому официанту несколько стодолларовых купюр. — Бутылку водки, пожалуйста, принесите мне в мужской туалет. Вы всё поняли? Именно в туалет!
— Кажется, понял…. А когда? — ещё больше удивился официант.
— Когда я войду туда. Но только так, что бы моя женщина ничего этого не видела.
— Закуску…, в туалет?!
— Идиот! Мне нужна просто бутылка холодной водки! Вам всё понятно, или повторить?
—  Не стоит. Будет сделано, сэр. Заказ уж очень оригинальный, скажем странный, заказ… — шёпотом сказал официант, глядя в спину удаляющемуся парню…
Гарви направился прямиком в туалет, проклиная свою никчёмную жизнь алкоголика. Ведь он уже знал, что давно проиграл битву с собственным подсознанием. Он знал, что если сейчас, в туалете, он выпьет бутылку водки, то навсегда потеряет контроль над собой, освобождая дорогу для своего второго «Я».
Конечно, он боялся этого, но сделать уже ничего не мог — слишком велика  была его зависимость. А  его подсознание продолжало наступление, и не просто продолжало — оно победоносно прорывалось «наружу» его больного мозга!
…В туалете никого не было, и это обстоятельство обрадовало и в тоже время огорчило Гарви Хэдмана. У него был ещё маленький шанс! Он думал, что если в туалете кто-нибудь будет, то это послужит поводом отказаться от задуманного им, по крайней мере, перенести всё это, хотя бы на какое-то время.  Но и этот шанс теперь таял на глазах…
Гарви медленно подошёл к зеркалу и, увидев себя, застонал. Да, несомненно, парень был очень симпатичен в «своём» дорогом костюме с галстуком! А ещё он знал, что ему, именно Ему, осталось жить совсем ничего! Его второе «Я» сегодня окончательно могло праздновать свою победу…
— Сэр, ваша водка! — Строгий официант отворил дверь.
— Спасибо. — Гарви Хэдман цепко взял холодную бутылку. — А теперь ты подойдёшь к моей девушке и скажешь, что принесёшь ей изысканное блюдо к водке.
— Будет сделано…
— Иди, и сделай, как я сказал! Получишь ещё столько же. — Гарви отвернулся и, глядя в тёмное окно туалета, стал пить, взяв запотевшую бутылку за горлышко…
Официант с изумлением на лице медленно захлопнул дверь…
«Будь, что будет! Мне плевать на всё!». — Думал  Хэдман. — «Всё равно я буду сильней, во сто крат сильней…!»
…Он повернулся к зеркалу и улыбнулся. Но это была уже совсем не его улыбка…
В зеркале отражался другой «Гарви Хэдман», тот, который ждал многие годы, находясь в пучине, сгорающей от алкоголя плоти Гарви Хэдмана…

* * *

 Затворив за собой тяжёлую дверь мужского туалета, Гарви направился к столику, за которым ждала его Стефани. Его взгляд был строг и внимателен, движения чётки и элегантны.  Он шёл уверенно, словно до этого и не было никакой выпивки.
Мужчина улыбнулся увидевшей его девушке и, подойдя к ней вплотную, поцеловал  в губы.
— Скучала без меня? — Гарви сел за столик и отставил графинчик с водкой.
— Гарви! Что же ты заказал? Официант сказал, что водка — это обязательно!
— Он не правильно меня понял, дорогая.
— Блюдо к водке подавать? — спросил подошедший официант, косо поглядывая на Гарви.
— Уважаемый, уберите  водку, пожалуйста! Нам хватит вина. — Гарви Хэдман протянул официанту запотевший графин.
— Но вы же…, сами просили…
— Это просил не я! — Гарви улыбнулся какой-то натянутой улыбкой и, обращаясь к Стефани, сказал:
— Пора уходить.
Девушка, вопросительно взглянув на обалдевшего официанта, ответила:
— Ты очень странный сегодня, Гарви!    
— Да, это именно так! — Хэдман встал из-за столика. — Сегодня я впервые узнал, что такое человеческая жизнь! И теперь, передо мной, целая вечность. Я очень ждал её, и верил и боролся за неё долгие годы.
— Гарви, о чём это ты? — Стефани коснулась его горячей руки.
— Придёт время, дорогая и я всё объясню тебе. Не стоит сейчас спрашивать меня, я ещё к этому не готов.
— Вот как?!
— Сколько я должен вам по счёту? — обратился Гарви к официанту.
Мужчина, заглянув в свою записную книжку, ответил:
— Если учесть всё заказанное, плюс услуги…, не традиционные заметьте, то получается…, — он поднёс блокнот к глазам Гарви.
— Нормально. — Парень достал из кармана брюк пачку банкнот и отсчитал нужную сумму. — Этого достаточно?
— Огромное вам спасибо! — удивлённый мужчина остался доволен. — Желаю вам удачно провести вечер! Чаще заходите  в наше заведение.
Стефани ничего не понимала:
— Гарви, мы что, уже уходим?!
— Да, милая.
— А лягушачьи лапки? Я же специально… заказала их!
— Прости, дорогая, но лапки болотных лягушек — это не главное! — Гарви задвинул свой стул. — Нам пора…
— Ты очень странный сегодня! Мне становится просто не по себе! — Девушка встала. — Объясни мне, пожалуйста, что происходит? Я не хочу уходить!
Гарви улыбнулся и, заметно расправив плечи, ответил:
— У меня сегодня День рождения! Поэтому…
— День Рождения?!  — Но почему ты такой загадочный, Гарви? Одни сюрпризы целый вечер! И ничего мне не сказал.
— Поэтому, я в праве изменить наш вечер и предложить тебе альтернативу.
— Какую, если не секрет? — Девушка взяла Гарви под руку. — Скажи мне! — Стефани с умилением смотрела на своего спутника.
Гарви стал вдруг серьёзным и напряжённым.
— Я не знаю…, может в другое место… — проговорил он.
— Мы идём к тебе домой?
— У меня больше нет дома, дорогая.
— Вот уж ты меня сегодня удивляешь! Какое другое место, мне здесь нравится, и заказали ведь уже! Ну, Гарви?! И почему вдруг у тебя не стало дома?
— Всё прошлое в прошлом. Если наш путь зависит от других, пусть и их пути зависят от нас…
Стефани остановилась и посмотрела в глаза своему приятелю:
— У тебя глаза поменяли свой цвет! Гарви, что происходит?!
— Я знаю. Это у меня иногда бывает…, бывало, но больше никогда не будет. Это теперь только мой цвет…
— Это почему?
— Я…,  вышел в мир. — Гарви сжал ладони в кулаки. — И этот мир теперь будет моим!
— Ты,  имеешь ввиду наш с тобой мир? — Стефани улыбалась.
Гарви Хэдман, равнодушно посмотрев на стоящую рядом с ним симпатичную девушку, тихо ответил:
— Нет…,  я вышел в мой мир! А ты, — Хэдман прижал к себе жаркое тело Стефани, — ты будешь его составляющим, если конечно согласишься.
— Что-то я сегодня тебя совсем не понимаю! У меня даже голова закружилась. А может всё-таки, останемся? Ну, Гарви!
— Нет…, нам пора!
Гарви улыбнулся смущённому официанту у стойки бара и, взяв свою подружку под руку, направился к выходу. Девушка еле заметно сопротивлялась, озираясь по сторонам и недоумевая, что же произошло с её парнем, который прямо у неё на глазах, стал совершенно другим человеком.
— Ты всё это поймёшь когда-нибудь…, если захочешь…. — Они остановились на высоком ступенчатом крыльце, и Гарви посмотрел на небо. — Никогда не видел столько звёзд! Какие же они прекрасные, огромные и яркие!!!
Девушка в недоумении уставилась на стоящего рядом молодого человека.
— Ты никогда не видел звёзд?!
— Нет…, они были просто точками. «Его» глаза посылали их мне в виде маленьких, блеклых, мутных бесконечных огоньков.… А они…, они очень красивы…
— Его глаза?! Чьи глаза ты имеешь в виду, Гарви?
— Да…,  его глаза.
— Я не понимаю тебя сегодня, Гарви! Ты можешь не говорить загадками?
— Я сам себя ещё не понимаю!
— И…, куда же мы теперь пойдём, если не секрет?
Гарви Хэдман улыбнулся:    
— Туда, где я ещё не был…
— А это куда? — девушка замерла.
—  Туда…, — Гарви сильно сжал её хрупкую руку, — туда, где яркие настоящие  звёзды и настоящая любовь…
— И где же это место?
— На…Земле…    



«Взаперти»
Эдуард Гордеев
г. Славгород. 2004год.

Категория: Моя Проза | Добавил: edgord | Теги: Проза, мистика, фантастика, рассказ
Просмотров: 688 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
ЧАТ-КУРИЛКА
КУРСЫ ДЛЯ ДОМА
УЧЕБНЫЕ ДИСКИ
ВЫЖИГАНИЕ
Коментарии
Автор мне кажется хотел привлечь к себе внимание!! Надоели реформы уже! Хоть кто...

Впечатление апосля статьи - двоякое! Можно с чем-то и согласиться, но если автор...

12 вольт при 250 ваттах-это 20 ампер примерно!!! Это очень много, ОЧЕНЬ!!! Нужно...

я нащел трансформатор от старого ч б телевизора -тс 180 на одну катушку намотал ...

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика
ЗАКАЖИ
МАТЕРИАЛЫ
Comments: 838
News: 1
Downloads: 262
Publisher: 353
FAQ: 11
Партнёры
Время жизни