Воскресенье, 20.08.2017, 22:50
Приветствую Вас Гость

ТРУДОВИКИ    УРОКИ ТЕХНОЛОГИИ В ШКОЛЕ, УРОКИ ТРУДА


Категории раздела
Моя Проза [28]
Рассказы,стихи
АКЦИЯ!!!
Приветствие
Технический Труд
РЕКЛАМА
ПОДЕЛИСЬ!
НОВЫЙ АЛЬБОМ
Поиск
Моя СТРАНА

Каталог файлов

Главная » Файлы » Творчество » Моя Проза

Идиоты
31.07.2015, 06:52

ИДИОТЫ

Рассказ

Э.Ю. Гордеев

2003

Клод злился, паниковал. И не потому, что его не понимали, а потому, что не хотели, отказывались понимать, отказывались верить! Он не понимал, как можно  не верить ему, честному человеку, честному во всех отношениях. Когда вокруг, творятся безумно-невероятные, кошмарные вещи!

Никто ему не верил, даже этот толстяк в белом халате. Никто не воспринимал его слова в серьёз, никто. И поэтому Клод злился…

Он, уже ненавидел свой дом, ненавидел свою серую скучную жизнь, наполненную непонятной чертовщиной, ненавидел себя!

— Послушайте же меня, наконец! — Клод краснел от напряжения, постоянно вытирая свой потный лоб белоснежным носовым платком. — Какой смысл мне обманывать вас? Я взрослый человек, и мне хочется, что бы мне просто верили, понимаете? Вы просто обязаны верить мне!

— Но мистер Берри, мой долг внести ясность в суть вещей, только и всего. Таких как вы, мой дорогой, у меня очень много! — доктор Луи указал пациенту на рядом стоящее кресло, и снял свои ужасно большие  очки.

— Но я не такой как все! — Клод повысил голос до истерических нот. — И я не говорю глупостей! Все, меня не интересуют, мне нужна помощь, помощь конкретно мне! Просто посоветуйте, как мне жить дальше, что со мной, вы можете определить?

— Я полагаю, что вы страдаете общим…э-э…

— Ничем я не страдаю, доктор! Вы просто не хотите мне верить! Я вам всё рассказал, как есть, а вы говорите, что я страдаю! Да, я страдаю, и очень сильно, но совершенно по другому поводу.

— И по какому, позвольте узнать?

— Да я же полчаса рассказывал вам! — Клод вскочил с кресла. — А вы мне про повод! Извините, мне лучше уйти!

— Позвольте, — доктор Луи надел свои ужасные очки и улыбнулся. — Я вас не понимаю мистер Клод! Вы пришли ко мне с жалобой на своё самочувствие, ведь так?

— Да, именно так.

— И вы хотите, что бы я вам помог?

— Да, — Клод снова сел, — я очень хочу этого!

— Тогда позвольте мне поставить вам свой профессиональный диагноз, и не мешайте мне, ладно? Останьтесь и не противьтесь мне, дайте провести исследование.

— Доктор, я же сказал вам, что эта чертовщина сведёт меня сума! Я не могу жить в своём доме — мне страшно! Когда-нибудь, всё «это» сживёт меня со свету!

— Да, да, вы рассказали мне про это.… Знаете, что мне приходилось встречать подобных пациентов. Они всегда вели себя...

— Не говорите мне доктор о помешательстве! Я — не псих! Я совершенно здоровый человек, прошу это учесть! Не нужно обобщать. Я совершенно здоров, доктор, может здоровее вас! С головой у меня полный порядок, поймите меня правильно.

— А я и не спорю, уважаемый, — доктор принялся медленно перелистывать медицинскую карту. — Мой прямой долг, обследовать вас, поставить диагноз, и назначить соответствующее лечение. И не нужно нервничать раньше времени. Ведь всякое бывает, уважаемый, поверьте мне! Существуют всякого рода отклонения…

— Не-е-т! Вы меня не поняли! Я не хочу проходить никаких исследований, и отклонений у меня нет! Мне нужна просто ПОМОЩЬ! И больше ничего! Что бы кто-то знающий разобрался в том, что происходит со мной…, а может и не со мной! Я — не псих, ещё раз повторяю, доктор. Просто мне очень тяжело!

— Да, — доктор снова ехидно ухмыльнулся, — вы конечно не псих! Но таков порядок, уважаемый — несколько простых, совершенно безболезненных анализов и всё, после чего вы пройдёте, курс лечения, и почувствуете себя на много лучше, поверьте мне как специалисту.

— Доктор, — Клод медленно и отрешённо поднялся с кресла и нашёл в себе силы улыбнуться, — я зайду как-нибудь в следующий раз, можно?

— Но мы  только начали.

— Нет, доктор, я наверно просто ошибся адресом! Мне нужно не к вам! Простите меня! Извините за то, что мне пришлось оторвать вас от работы, я не хотел этого...

— Но я могу помочь вам! Сейчас, с нашим уровнем практической психологии, можно вылечить, нет, исправить любую патологию! Поверьте мне! Не уходите, мой долг помочь вам, иначе моя работа потеряет всякий смысл!

— Прощайте, доктор, всего хорошего. — Клод быстро направился к выходу, и тихо затворив за собой дверь, вышел в тесный, не уютный коридор…

                                                          * * *

«Проклятые докторишки! Готовы любого отправить в психушку! Нет, я нормальный человек! Я  не психически больной, нет! А он мне по коленке молоточком! Просто возмутительно! Ну, нет, белые халаты, вы не достанете меня, я найду выход, найду! Пусть мне придётся обратиться к самому дьяволу…» — Клод вышел из здания поликлиники, и остановился на мокрой пешеходной дорожке.

«У меня же есть хороший приятель — Гарри Локвуд! Наверняка, он сможет помочь мне!». — Клод улыбнулся и быстро зашагал по пустынной улице. — «И как я раньше не подумал об этом, куриная башка! Гарри обязательно поможет мне…».

У Клода Берри был один старый добрый приятель, служащий  полиции. Он был сержантом. Когда-то они вместе ухаживали за одной девушкой, но она выбрала Гарри, и стала его женой. Клод очень переживал, но отношений с приятелем не испортил. Хотя на долго, если не сказать на всегда, Клод затаил обиду на него. Но обида эта была слишком глубокой и потаённой. Клод боялся выпускать её когда-нибудь наружу. Они оставались просто приятелями, без каких-либо требований и обязательств.
Они часто выезжали на рыбалку, ходили, друг к другу в гости, просиживали штаны за игрой в покер. Жена Локвуда, стройная симпатичная женщина, по имени Луиза, всегда готовила что-нибудь вкусненькое. Они вместе ужинали, сидя на террасе. Луиза ухаживала за мужчинами, и Клод иногда бросал на неё потаённые взгляды, надеясь увидеть в глазах жены приятеля, хоть капельку надежды, надежды несбыточной и не реальной.…Это были прекрасные вечера. Хотя Клод немного грустил о своей прошлой любви. Ведь у него так и не сложилась личная жизнь. И, он в тайне, ненавидел своего приятеля. Но это обстоятельство, никак не мешало приходить сюда и проводить долгие вечера, за разговорами, играми и холодным пивом…

 

Клод заглянул в полицейский участок и спросил Гарри. Долго ждать не пришлось — сержант Локвуд сам появился в коридоре. Он широко улыбнулся, обнажив свои ровные белоснежные зубы.

— Старина, Клод! Какими судьбами? — сержант крепко пожал руку своему встревоженному приятелю. — Давно мы с тобой не виделись, куда это ты пропал?

Клод встретил взгляд приятеля и опустил глаза:

— Гарри, у меня проблемы…

— Все проблемы разрешимы. Пойдём ко мне, я сделаю кофе, и ты мне расскажешь о своих проблемах, — полицейский подмигнул Клоду, — пойдём, не стесняйся, ведь ты ещё ни разу не был здесь, у меня. Я покажу тебе свой «офис»!

Приятели прошли в маленький, уютный кабинет, в котором было два окна и два угла. Остальные углы, в силу архитектурной мысли были скруглены, и придавали помещению весьма оригинальный колорит.

— Хорошо у тебя здесь, — Клод осмотрелся, и присел на мягкий деревянный стул у стола. Гарри заправил водой кофейник и включил его.

— Стараюсь, приятель, ведь большую часть своего жизненного времени, я провожу именно здесь, в этом кабинете. Так что приходиться как-то содержать всё в порядке и чистоте, — сержант уселся в своё высокое кожаное кресло и достал из кармана пачку сигарет. — Будешь?

— Нет, спасибо… Гарри, у меня проблемы. — Клод засуетился на месте, — даже не знаю с чего и начать.

— Что-то серьёзное? — сержант Локвуд закурил. — Рассказывай, не тяни, у меня не так много свободного времени.

— Понимаешь, у меня в доме завелась чертовщина! — Клод достал из кармана носовой платок и вытер со лба капельки горячего пота.

Полицейский  улыбнулся:

— Так-так, очень интересно, и что?

— Интересного мало: стулья летают по комнате, посуда вся разбита, постельное бельё изрезано, а моя одежда изорвана в клочья! Всё, что у меня осталось, так это сейчас на мне! И это ещё не всё — вспыхивает огнём мебель, по ночам взрывается унитаз, разбиваются стёкла в окнах!

— Вот как?

— Постоянная ругань и крики, а ещё идиотский смех!

Сержант подошёл к кофеварке и приготовил две порции крепкого кофе:

— Продолжай, я слушаю.

Клод встал со стула и снова сел:

— Дай мне сигарету, Гарри, я очень волнуюсь.

Полицейский протянул приятелю чашку кофе и, подкурив сигарету, поднёс её к самым губам Клода:

— Ты не волнуйся, рассказывай, всё очень интересно. Выпей чашку крепкого кофе, оно прекрасно бодрит.

— Спасибо, Гарри! А вот совсем недавно, появились записки угрожающего содержания!

— И ты, конечно, думаешь, что это «нечистая сила»?

Клод нервно сделал несколько глотков из чашки и глубоко затянулся:

— Я в газетах читал! У меня почти то же самое, всё сходиться, Гарри! В моём доме поселилась что-то страшное! И я очень боюсь этого! Знаешь, одно дело читать об этом в газетах, а другое, видеть всё подобное прямо у себя в доме!

— Клод, злых духов не существует! — сержант допил свой кофе и снова закурил. — Вся эта мистика придумана только для устрашения людей! У меня есть свои мысли на этот счёт. Пойми, в основе всех тобой изложенных явлений, лежат простые факты, поверь мне, приятель. Всё довольно просто объясняется.

— Я записался на приём к доктору Луи, но безрезультатно. Он принялся назначать мне всевозможные анализы и водить пальцем перед глазами! Каково? Он просто не поверил мне, он принял меня за идиота!

— И что же? — Гарри сладко потянулся в кресле.

— Он подумал, что я законченный даун! — Клод раздавил окурок в металлической пепельнице и усмехнулся, — ну разве я похож на психа, Гарри!?

— Они могут. Если у парня немного иная психика, то его сразу превращают в придурка, дело техники. Но всё дело не в этом, приятель.

— А в чём же тогда дело?

Полицейский встал из-за стола и подошёл к окну:

— Ты говорил про записки, что в них?

— Угрозы! Они грозят мне смертной казнью!

— И эти записки конечно у тебя с собой?

— Нет, — Клод снова смахнул капельки пота со лба, — они исчезают. Сразу после моего прочтения! Невероятно, но это так!

Гарри развёл руками и повернулся к приятелю:

— Ты подумал о том, что ты только что мне сказал? Записки исчезают, слово то, какое подобрал. Да не верю я, что они могут исчезать! Не верю! Клод, мистики нет!

— Да, Гарри, бумага просто рассыпается у меня в руках, глупость какая-то! Поверь мне приятель! Ты ведь знаешь меня уже давно! — Клод встал со стула и подошёл к сержанту. — Что мне делать?

Гарри развёл руками:

— Если бы мы не были знакомы много лет, то наверно я бы подумал точно так же, как и доктор Луи. Но мы ведь приятели, а я не доктор! — сержант рассмеялся и похлопал приятеля по плечу. — Знаешь, друг, я чувствую придурков на расстоянии! И мне не нужны  ни анализы, ни тесты. Одного взгляда порой достаточно, что бы утвердительно сказать о человеке, псих он, или нет. Вот так. Мне приходилось с ними иметь дела. Вот, например, несколько лет назад, один недочеловек зарубил топором свою семью, мы задержали его очень быстро. Знаешь, что он сказал мне на допросе?

— Не нужно, Гарри! Мне трудно! Я не могу спать ночами — они хуже кошмаров! Скажи мне, ты сможешь мне помочь? Ведь ты же полицейский!

— Бес паники, Клод, — сказал сержант, — мы обязательно что-нибудь придумаем. У меня, как я уже тебе говорил, созрела реальная мысль. Мне кажется, что кто-то просто разыгрывает тебя. Ты ведь живёшь один?

— Ну, да…

— Вот и приходят к тебе по вечерам всякие паршивые мысли о злых силах из преисподней! Кстати, у тебя есть недоброжелатели? — Гарри закурил и предложил Клоду, но тот отрицательно покачал головой:

— Кажется, нет… Никому, ничего плохого я не сделал.

— Это тебе так кажется. У каждого человека должны быть недруги, иначе не может быть, если только этот человек не на необитаемом острове. Подумай хорошенько! Может на работе? Что там за коллектив у тебя на фабрике?

— Нет, Гарри, я не думаю. Там нормальные люди, с которыми я довольно неплохо лажу. Нет, точно нет!

— Зарекалась индейка не попасть на праздничный стол! Как же ты так уверен в людях, дорогой мой, дружок! И как же ты ошибаешься в этом! Я как полицейский говорю тебе это! Когда-нибудь, ты сильно разочаруешься, если уже не разочаровался. Поверь мне, Клод, что это именно их рук дела, а не какой-то мистической силы.

— Что же мне теперь делать? — Клод теребил платок между пальцами и внимательно смотрел на улыбающегося приятеля.

— Постарайся сохранить записки. Они нам пригодятся как вещественные доказательства. Разузнай, нет ли у тебя врагов. А ещё, самое главное, не распускай свои мысли, куда не следует, понял? Вполне этим ещё могут заниматься подростки, я и такую мысль допускаю. Ты ведь знаешь нынешнюю молодёжь? Никаких законов для них не существует, а, попадая сюда, к нам в участок, начинают распускать сопли, мол, не знали, что делали. А я всегда предупреждаю, что незнание законов, не освобождает от ответственности.

— Гарри! — в голосе Клода зазвучали истерические нотки, — стулья разбивают мне голову! Этого не могут делать подростки, не могут!

Полицейский нахмурился:

— Так уж и стулья. Интересно бы увидеть это.

— Приходи!

— Обязательно приду, но немного позже, слишком много дел накопилось сейчас в участке, нужно разгребать. Но не беспокойся, я займусь этим, ближе к выходным, ладно? Сядь, напиши заявление, укажи в нём, всё как было, что бы я официально смог открыть дело и вскоре мы обязательно рассмотрим твою жалобу.

— Нет! За это время я сойду сума! — Клод обхватил лицо руками. — Я не могу переехать из дома, это дом моих родителей! Но если я останусь, и никто мне не поможет, произойдёт ужасное, я это чувствую! Никто не хочет мне помочь! Никто не верит мне, даже ты!

— Успокойся, Клод, — полицейский строго взглянул на приятеля, — ничего за это время не случится! Спокойно ступай домой и не бери в голову, всякое.… А если снова начнётся, сразу звони мне! Я приеду, и мы разберёмся, я вычислю этих ублюдков, ты понял? Ничего не бойся и не нервничай. Зайди в аптеку, купи чего-нибудь успокоительного, или напейся! Так будет даже лучше, просто напейся и не обращай внимания на всякую ерунду. Я бы выпил с тобой, но как видишь уйма работы. Мне скоро обещают отпуск! Тогда мы с тобой порыбачим, ведь верно?

— Спасибо, Гарри. Обязательно порыбачим. — Клод выдавил жалкое подобие улыбки, — я учту все твои советы. До свидания.

— Вот и правильно, — полицейский подошёл к Клоду и стиснул его потную руку. — Давай завтра вечером приходи ко мне, Луиза приготовит что-нибудь, раскинем карты, а?

— Да, конечно, обязательно приду. Только…— Клод медленно направился к выходу и обернулся. — Только я не уверен, что у меня будет это «завтра»…

— Ну, ты и шутник, приятель!..

                                                             * * *

Клод так и не смог уснуть. Он чувствовал, что эта ночь будет для него последней. Найденная им на кровати записка, свидетельствовала о последнем предупреждении.

«Глупые люди! Они не поверили мне! Подлые лицемеры! Я, бессилен, что-либо предпринять! Ну что я могу сделать сам?». — Клод бесцельно вышагивал по «развороченной» комнате.

Он ещё раз взглянул на потёртый клочок бумаги от туалетного рулона салфеток, и тихо прочёл: «Ты умрёшь, грязная свинья! Жирный тюфяк! Готовься с самого утра! И не вздумай никому говорить, вонючая белая задница!».

Трясущимися руками Клод отбросил рассыпавшуюся в руках бумажку и простонал: «Идиоты! Они не поверили мне!». — Он медленно подошёл к столу, на котором стояла початая бутылка водки, и налил себе целый стакан. «Боже всемогущий, сохрани меня!».

В доме не сохранилось ни одной иконы — все были уничтожены непонятной силой обитавшей в нём. Но Клод мысленно представил себе лик, и помолился Господу, прося у него защиты и помощи.

— Ну, нет! — Клод закричал, заметив движение у самого окна. Оно застало его врасплох, но он успел прикрыться рукой, скорее инстинктивно, чем осознанно. Огромная хрустальная мамина ваза больно пнула его в бок, и со зловещим звоном упала на пол, рассыпавшись на множество мелких кусочков!

— Убирайтесь к чертям! — Клод взревел и бросился к окну, но через мгновение, упал на пол, получив удар по голове старой керамической пепельницей. Она была настолько увесистой, что рассекла ему лоб! — Грязный ублюдок! — Стоны Клода переходили в вопли. Ярость и отвращение охватили его с головы до ног, он просто не знал что делать! На лбу и шее вздулись вены, а горячий пот, заливал слезящиеся глаза.

Клод поднялся и медленно обернулся — с потолка упала очередная записка. Он сплюнул и трясущимися руками поднял её с пола:

«Ты подохнешь, Клод! Убирайся с нашего дома! У тебя есть ещё немного времени!».
Клод заорал не своим голосом:

— Сам убирайся! Сам ты подохнешь! Никуда я не уйду — это дом моей матери! И он принадлежит мне!

С потолка упала очередная бумажка. Клод наклонился и прочёл:

«Мы знаем твою мать! Она — большая стерва! Это она прислала нас к тебе! Радуйся, подонок, готовься умереть, сукин сын!».

— Моя мать давно умерла! Не смейте трогать её имя! Слышите! Не смейте! — Клод опустился на пол. Рядом на столе, стояла не допитая бутылка. Но до неё нужно было дотянуться, а Клод боялся двигаться, ему очень хотелось снова выпить! Особенно сейчас! Он медленно протянул руку и схватил полупустую бутылку водки. Но в этот момент на него снова упала записка: «Твоя мать ненавидит тебя! Ты ещё тот сукин сын! У тебя один итог — сдохнуть!». — Клод допил из горла водку и со злостью смял послание:

— Не трогай мою мать! Она любила меня! И не смей! Лучше покажи мне своё свиное рыло! Я размажу его по стенке! — Клод повеселел после выпитого, — давай, бери меня, я готов! Ну, смелее!

Его голос сменился хрипатой и болью, после того, как обычная шариковая ручка, брызнув кровью, пригвоздила его правую кисть к столу! Клод закричал, и свободной рукой выдернул ручку из сквозной кровавой раны! Брызнул фонтанчик алой крови. Но боль была не очень сильной — алкоголь сделал своё дело. Клод застонал, скорее от безвыходности и бессилия, чем от крови и лёгкой боли.

— С-с-волочь! — прижимая раненую руку к телу, Клод бросился к телефону!

На него посыпались книги с книжной полки, и не просто посыпались — они старались причинить хозяину максимальную боль! Большой том  энциклопедии одним ударом рассёк ему бровь! Из рассечённой раны брызнула кровь!

— Ничего, Гарри просил позвонить если что! — Клод сбиваясь, путая кнопки, старался набрать номер местного полицейского участка. — Нужно продержаться, нужно! Когда пошёл длинный гудок, он громко простонал в трубку:

— Пожалуйста, Гарри! Ну, бери трубку! Бери!..

… А вокруг стало твориться невероятное! Казалось, что дом просто сошёл сума! Он ожил, и превратился в какое-то страшное, живое чудовище! И теперь, он пытался: растоптать, убить, уничтожить своего испуганного жильца! Просто разорвать его на куски! И это было кошмаром!

Длинный гудок вдруг прервался, и Клод услышал в трубке знакомый голос:

— Полицейский участок, Гарри Локвуд у телефона. У вас проблемы?

— Га-р-р-ии! Помоги мне! Меня убивает дом! Помоги! — Клод простонал в трубку.

— Клод! Это ты!? Что у тебя произошло? Ты напился!?

Глаза Клода вылезли из орбит! Струйка тёмной крови выбежала из уголка рта!

— Они…, убили меня! Гарри! Ты…

В трубке раздался тихий голос:

— Приятель! Да ты крепко надрался! Мой совет пошёл тебе не на пользу! Поговорим завтра, я принесу тебе пива!

— Га-рри! — Клод рухнул на пол — трубка громко, упала, ударившись о паркетный пол! Где-то, совсем рядом, послышался дикий хохот…

Клод с хрипом перевернулся на спину…

В его груди торчал огромный кухонный нож!..

— Клод! Мы встретимся завтра! — Гарри рассмеялся, — спи спокойно, приятель…

 

ИДИОТЫ

© Эдуард Гордеев

Славгород 2003

 

Категория: Моя Проза | Добавил: edgord | Теги: Проза, рассказ, Творчество, идиоты
Просмотров: 780 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Мы живем как свиньи и умираем как свиньи лишь потому - что мы друг-другу никто.....

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
ЧАТ-КУРИЛКА
КУРСЫ ДЛЯ ДОМА
УЧЕБНЫЕ ДИСКИ
ВЫЖИГАНИЕ
Коментарии
Пожалуйста. Стабильности не будет. Темы то добавляют, то убирают, то по классам ...

Спасибо Эдуард! Сегодня только хотел искать!!! ...



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика
ЗАКАЖИ
МАТЕРИАЛЫ
Comments: 917
News: 1
Downloads: 271
Publisher: 383
FAQ: 13
Партнёры
Время жизни